Archikultura

Дэвид Умемото
Дэвид Умемото
Скульптор и архитектор
Архисегодня

Брутальный ренессанс

Дэвид Умемото — скульптор и архитектор, проживающий в канадском Монреале. Дэвид создаёт бетонные скульптуры и предметы искусства, геометрически выверенные и пропитанные разнообразием архитектурных форм.

Этикет брутализма тесно связан с моей работой. Я думаю, что в основном это из-за использования неочищенного бетона. Я бы описал свой стиль как нечто вроде примитивизма. Меня вдохновляют первобытное искусство и архитектура Америки, Полинезии и Африки. Мне нравится то, как они обращались с искусством, — как с языком, письменностью, кодом, методом связи с природой, внешним миром или чем-то неизвестным. Их скульптуры были инструментом, механизмом для зданий, а композиции состояли из базовой геометрии, симметрии и повторяющихся узоров. Хотелось бы думать, что кто-нибудь и где-нибудь, используя самые простые инструменты и местные тривиальные материалы, мог бы воссоздать моё творчество.

Я разработал очень систематичный и итеративный (цикличный) подход к творческому процессу. Многие мои работы — перестановка или комбинация старых элементов, подчёркивающих модульную природу моего искусства. Мне нравится создавать последовательные фрагменты поэтапными вариациями. Так как части созданы в потоке, в тот момент, как я завершаю скульптуру, сразу начинаю думать о её следующей вариации.

Всё моё творчество — результат ручной работы. Все предметы моего искусства отвечают геометрии, поэтому точность здесь имеет решающее значение. Обычно последние шаги по сборке блок-форм — самая сложная часть. Окончательный момент, когда можно увидеть, все ли элементы вырезаны с точностью. Если нет, то мне приходится снова обрезать лишние куски или, наоборот, добавлять материал, так как очень сложно сразу сделать идеальные стыки.

У меня есть степень в области архитектуры, и я много лет проработал в разных компаниях, консультируя людей в этой области. Около пяти лет назад целый год я провёл в Индонезии, в основном экспериментируя с художественной отливкой бронзы и алюминия. С тех пор я начал двигаться в сторону ремесленной деятельности и изобразительного искусства и сейчас пытаюсь позиционировать свою работу как нечто среднее между архитектурой и скульптурой. Так что я могу сказать, что всему обучился самостоятельно.
Мне часто задают вопросы студенты, в основном по части архитектуры. Всегда стараюсь отвечать им по возможности. Многие говорят, что мои работы вдохновляют их, но я не знаю, что у них происходит дальше. Наверное, мы увидим это в ближайшие годы. Создание скульптур — это многоэтапный процесс. Сперва я делаю зарисовки своих идей, форм, изгибов и текстур. Переношу эскизы на миллиметровую бумагу, чтобы убедиться, что все линии связаны между собой. Раскладываю дизайн на составные части во взаимные соединения модульных 3D-элементов.

Потом я создаю 3D-формы. В основном делаю негативные художественные формы из пенокартона, затем заполняю их жидким силиконом. Эти части становятся своего рода «кусочками головоломки», которые я собираю в модульные блоки. Также использую пенополистирол в опалубочных работах с более крупными деталями. (Опалубка — вспомогательная конструкция из дерева, металла либо других материалов, служащая для придания монолитным конструкциям из бетона, железобетона, грунтовой смеси определённых форм, геометрических размеров и т. д. Прим. редактора).

Иногда я продумываю заранее и знаю наперёд, как должны собираться все части скульптуры. А иногда играю с элементами и импровизирую, чтобы получить новые структуры. Мой процесс работы цикличен. Если поставить все скульптуры, которые я создал за последние пару лет, в хронологическом порядке, то можно наблюдать очень медленную эволюцию. Это похоже на процесс создания эскиза, где вместо стирания неудовлетворяющей линии я просто создаю новый элемент с небольшими изменениями. Снова и снова...

 

 

Мне много раз задавали вопрос: хочу ли я создать скульптуру в своём стиле, но размером с дом. И всегда я давал разные ответы. До сих пор думаю об этом время от времени, но сейчас, в настоящий момент, не уверен, что это будет уместно. Создание больших или крупномасштабных общественных предметов искусства — это большая ответственность. Восприятие искусства — вещь крайне личная. Когда ты создаёшь общественное искусство, ты навязываешь своё видение многим людям на достаточно продолжительный период времени, особенно когда используешь бетон. Когда я создаю что-нибудь, многим может это понравиться, но, скорее всего, большинству людей — нет. Это нормально, и я это принимаю. Когда клиент покупает предмет моего искусства для себя, это его личное решение.

Мне нравится каждый материал, из которого можно отлить форму: металл, стекло или керамика.

Смотрите также:
Кухни с характером
Интерьер

Кухни с характером

Интервью с представителями Scavolini об истории и успехах бренда кухонной мебели.

Шум нашего города
Интервью

Шум нашего города

Молодой фотограф Дамир Бакиров об особенностях уличной фотографии в Ташкенте.

Схема перенаселения
Интервью

Схема перенаселения

Фернандо Ривас Пенья — художник, чьи работы насыщены духом киберпанка и научной фантастики.

От шрифта до футуризма
Интервью

От шрифта до футуризма

Покрас Лампас — культовый художник-каллиграф из России — о выставке в Новом Манеже, каллиграфутуризме и своих взглядах на искусство.

Гравитация творчества
Дизайн

Гравитация творчества

Синта Видаль Агулло — испанская художница, экспериментирующая с пространством и перспективой.

Трёхмерный слог
Интервью

Трёхмерный слог

Интервью с Саидалимом Шариповым, каллиграфом, выводящим своё творчество в объём.

Холсту все возрасты покорны
Интервью

Холсту все возрасты покорны

Интервью с Эстер Шейнфельд, не по годам опытной художницей из Ташкента, чьи работы выставляются с мэтрами изобразительного искусства.

Премиальное решение
Дизайн

Премиальное решение

Группа компаний Porcelanosa Grupo и ценности компании, лежащие в основе её деятельности.

Живое среди нас
Интервью

Живое среди нас

Мануэль Нуньез-Яновский — архитектор и вечно молодой постановщик среды, окружающей его — о красоте архитектуры.