Archikultura

Архисегодня

Брать на сооружение

Елизавета Белл — представитель британской инжиниринговой компании CDI — о первом совместном опыте работы в Узбекистане с архитектурным бюро Chapman Taylor и Golden House над проектом премиум-класса Mirabad Avenue.

 

© Morley von Sternberg

 

Расскажите, пожалуйста, чем занимается компания CDI Building Services Engineers? В чем ее отличительная особенность?

CD International занимается проектированием инженерных систем для жилых, общественных и коммерческих зданий. 
Мы — британская компания с офисами в Лондоне, Шеффилде и Эдинбурге. У нас сложилась уникальная интернациональная команда инженеров из России, Португалии, Греции и, конечно, Англии и Шотландии.
Это всегда давало нам конкурентное преимущество, так как люди, приходящие в компанию, приносят с собой новые знания и свежий взгляд. А также знание языка другой страны, нормативов проектирования помогает и ускоряет проектный процесс. 

Мы занимаемся созданием комфортной среды ресурсоэффективной и самодостаточной в обслуживании. Ведь здание, которые вы построите сегодня, должно функционировать и через 100 лет. 
Основной нашей деятельностью является проектирование инженерных систем зданий, то есть мы — проектное бюро. 70% времени занимают расчеты и чертежи. Моделирование зданий в 3D позволяет нам задавать различные параметры, такие как материалы конструкции, системы вентиляции и кондиционирования. Это помогает проверять наши решения в соответствии с нормативами той или иной страны. 
Вопросы снижения расхода энергии, выбросов парниковых газов и переход на использование энергии от возобновляемых источников сейчас стоят очень остро во многих странах. В Великобритании, по разным оценкам, на здания приходится до 25% от всего потребления электричества и газа в стране. Сегодня мы создаем жилые дома, где 20% и более потребностей в энергии вырабатывается самим домом. Это восстановление тепла, использование термальной массы для охлаждения, установка солнечных панелей, сбор дождевой воды и многое другое.
Мы также можем оценить любой проект по системе стандартов BREEAM — широко используемым методом экологической экспертизы объектов недвижимости в мире. 


Инжиниринговой компания. Если сказать простыми словами, то зачем она нужна?

Как правило, строительный проект начинается с идеи и необходимости. Архитектор рисует концепт, видение для жилого дома или концертного зала. Конструктор придает идее структуру, основу, жесткость. Для того, чтобы здание заработало, зажило и задышало, нужен инженер, и тут появляемся мы. Фактически с самого начала проекта все три дисциплины должны работать вместе, чтобы мы могли гармонично вписать все коммуникации и оборудование в здание, не помешав архитектуре и интерьеру. 


Как и кому впервые пришла идея создать компанию CDI Building Services Engineers? Где впервые был открыт офис, и кто стал первым клиентом?

До CDI многие инженеры работали вместе на различных проектах в одной компании. В 2005 году решили, что ресурсы и накопленный инженерный и управленческий опыт позволяет создать свою компанию, со свежим взглядом на менеджмент и стратегию развития. Первый офис открылся в Лондоне и Эдинбурге, потом в Шеффилде.
Многие наши постоянные клиенты с нами уже более 10-15 лет, и более 50% новых клиентов появляются по рекомендации. 
Например, мы работаем с компанией Chapman Taylor уже более 15 лет, на проектах в Украине, Казахстане, России и вот теперь, в Узбекистане.

 

Если вспомнить Ваш первый и последний проект, и сравнить какими Вы были тогда и сейчас, то что изменилось?    

Изменилась среда проектирования, новые материалы, технологии, расширились возможности. 
Большинство проектов мы делаем в Revit — это программа 3D моделирования, которая позволяет, создав трехмерную модель здания, одновременно работать над проектом архитектору, инженеру и конструктору. Любое решение или изменение может быть продумано и рассчитано по всем разделам почти мгновенно. 
За последние 15 лет, мы стали более изобретательны и настойчивы в плане повышения энергоэффективности и снижения ресурсоемкости проекта, как в строительстве, так и в обслуживании. 
Мы много инвестируем в повышение квалификации наших сотрудников, поэтому они всегда в курсе последних разработок в плане оборудования и материалов. 

 

Расскажите подробнее о Ваших услугах, чем занимается CDI? Что такое низкоэнергетические решения (low energy solutions), и как они работают на деле?

За последние 20 лет наиболее острыми вопросами, волнующими людей, стали уменьшение запасов энергоресурсов и увеличение выбросов вредных газов в атмосферу. Например, повышение термальной изоляции зданий снижает расходы на отопление. Благодаря рекуперации тепла в системе вентиляции и холодоснабжения издержки на подогрев воздуха или горячей воды уменьшаются. В тёплом климате возможно снизить затраты электричества на кондиционирование и охлаждение воздуха разными путями: например, с помощью оборудования с высоким КПД или использования массы самого здания, а также внедрению натуральной вентиляции или охлаждением через естественные водоёмы. В нашей практике мы используем солнечные
панели или микроветряные турбины для выработки электричества. Такие решения могут увеличить капитальные расходы, но в перспективе, за счет снижение эксплуатационных расходов они окупаются за 5-6 лет, что с точки зрения жизненного цикла здания — очень быстро.

 

С какими проектами и компаниями Вам комфортнее работать?    

Любые проекты, где в команде есть взаимопонимание, открытость к диалогу, готовность к рассмотрению нестандартных или не общепринятых в данной среде решений. Как правило, концепт проекта всегда включает 2-3 вариации, и мы предлагаем заказчику вариант «latest thinking» или включаем элементы, которые мы считаем, будут актуальны через 2-3 года или 5-10 лет. На проектах, где вся команда, включая заказчика готова рассматривать решения за рамками стандартных, работать интереснее. Чем сложнее объект, тем увлекательнее проектные решения.

 

Каковы основные этапы работы над созданием нового проекта?    

После получения первого брифа от клиента и ознакомления с концептом архитектора, мы должны прикинуть стратегии инженерных систем и оценить возможность технической реализации. 
Далее мы моделируем здание в 3D программах и проверяем как те или иные материалы стен или отопительное оборудование влияет на общий расход энергии зданием, позволяет ли данная конфигурация обеспечить комфорт в помещении, а также ориентировочную стоимость установки и эксплуатации оборудования. Далее идет стадия согласований с государственными органами и когда все документы подписаны, начинается строительство. 

 

Показателем одного из элементов успешности является наличие компетентных кадров. Тяжело ли устроиться в CDI? Какие есть критерии отбора сотрудников в ваш отдел?     

Мы любим энтузиастов! Инженер должен не только хорошо разбираться в своих разделах, но и достаточно хорошо понимать другие дисциплины. Программа Continuous Professional Development (CPD) позволяет сотрудникам повышать квалификацию, поддерживать общий уровень компетенции и следить за новинками. Эффективность сотрудника можно оценивать по-разному. Есть объективные параметры как коэффициент трудового участия (KPI), когда оценивается время, проведенное на проекте с полученным результатом, качеством и креативностью подхода к проблемам. 
Есть также более субъективные личностные критерии, как практичность, быстрота ориентации, самоконтроль, способность работать в команде. А есть еще критерий, по-английски звучит как "good feeling", это когда нутром чувствуешь, что наш человек и его обязательно стоит принять на работу. Это чувство еще никогда не подводило!

 

Что вы делаете в первую очередь, когда проект завершен?    

Как правило, по завершению проекта, мы проводим небольшой опрос среди команды клиента, по ключевым индикаторам. За последние 10 лет общий показатель удовлетворенности всегда на отметке «very satisfied». Важно понимать, что задачи, поставленные клиентом, можно решать по-разному. Зачастую, мы предлагаем непопулярные или традиционные решения, обоснование и согласование которых, потребует дополнительного труда и времени. Это естественный процесс и наличие русскоязычных сотрудников, помогает устранить недопонимания, возникающие в процессе. Фокус на конечной цели и чувство юмора помогает всегда.

 

© Morley von Sternberg


Вы работали с российскими, казахстанскими, украинскими и многими другими компаниями. Какие трудности возникают у вас в работе с «иностранцами»? Были ли казусные ситуации, связанные, например, с менталитетом?    

Понимание гостеприимства в разных странах связано с разными ритуалами. Когда мы в другой стране, нас всегда очень хорошо принимают, показывают город и достопримечательности и очень хорошо кормят. Это несомненные плюсы профессии. Иногда процесс знакомства с проектной командой, может принять неожиданный оборот. Пять лет назад на встрече в Ростове, наш директор Джемс Росс был приглашен в баню. Что в русской традиции, вполне нормально, для щепетильного и в меру чопорного англичанина, было целым испытанием. Россия, февраль, минус 30 на улице, плюс 100 в парной, традиционное парение с вениками и последующим окунанием в прорубь. Джеймс до сих пор вспоминает это с содроганием и каждый раз радуется, что остался в живых после таких экзекуций. 


С какими компаниями Вы продолжаете тесное сотрудничество?    

Так получается, что компании с похожими ценностями притягиваются друг с кругу. Наши клиенты в основном люди, которые хотят изменять окружающую среду к лучшему, основываясь на принципах честности, открытости и лояльности.
Уже упомянутое выше архитектурное бюро Chapman Taylor обращается к нашим услугам уже более 10 лет. Причем мы работаем с их офисами в Мадриде, Москве, Дюссельдорфе и Лондоне. 
Европейский Банк реконструкции и развития инвестирует в инфраструктурные и объекты коммерческой недвижимости в среднеазиатских и восточноевропейских странах, и мы являемся их техническими консультантами уже более 7 лет.

 

Какими проектами вы гордитесь?     

Самый больший и значительный объект — это Mega Silk Way — торговый и развлекательный центр, построенный в Астане к открытию выставки Экспо — 2017. Вместе с архитекторами Chapman Taylor и местными проектировщиками, мы выполнили концепт проекта инженерных систем. 


Какие стратегические задачи стоят перед компанией сейчас?     

Органический рост, постоянное повышение квалификации всех сотрудников, увеличение списка предлагаемых инженерных услуг. Мы вовлечены во многих события, формирующие ландшафт нашей отрасли: наши проекты выходят в финалы отраслевых наград, мы участвуем в крупных выставках коммерческой недвижимости, чтобы проследить меняющиеся тренды в этой области. Наши сотрудницы состоят в таких ассоциациях, как NAWIC (National Association of Women in Construction), которая помогает женщинам в профессиональном росте, поддерживает женщин, начинающих карьеру в проектировании и строительстве, а также помогает устранить неравенство в оплате труда.

 

Вы работаете впервые с Узбекистаном. Какие планы у Вас в перспективе?     

Узбекистан нам очень понравился. Сегодня наша задача, это выпустить проект современного жилого квартала и получить опыт совместной работы с узбекскими коллегами и заказчиками. 
Европейский Банк реконструкции и развития (ЕБРР), сейчас расширяет свою деятельность в Узбекистане, и мы работаем над точками пересечения коммерческих интересов, и возможно несколько коммерческих проектов мы осуществим и с Банком. Помимо всего, это позволит нам чаще бывать в гостеприимном Ташкенте. 

 

Расскажите, пожалуйста, немного о предстоящем проекте в Ташкенте.  

Проект, над которым мы работаем, уникальный для Ташкента.
Заказчик Golden House и архитекторы Chapman Taylor разработали мастер-план для целого нового квартала в районе Мирабад.
Продумано все до мелочей: комфорт жителей, локальная инфраструктура, открытые зеленые зоны отдыха, кафе, рестораны, магазины, спортивные площадки. Продумана парковка и даже организована тень! Будучи первый раз в Ташкенте в августе, мы на себе ощутили, как важны деревья, навесы и любые элементы архитектуры, создающие комфортный тенек.

Наша задача стратегическая, обеспечить электричеством, водой, теплом и холодом, не только первую очередь строительства, которая пройдет вдоль проспекта Мирабад, но и последующие — вторую, третью и далее. Тактическая цель — вписать все оборудование, воздуховоды, котельные, электрику в здания. 
Проект предусматривает каждую квартиру, оборудованную системой «Умный дом», что позволит жителям контролировать комфортные условия по их желанию. Всю инженерию, которая остается за кадром и обеспечивает работу системы, мы должны заложить в проект.

 

Расскажите о первых впечатлениях об Узбекистане.   

Как в любую страну, первый раз въезжаешь с определенными ожиданиями и стереотипами. 
Самые большие ожидания оправдались: гостеприимные ташкентцы и очень вкусный плов. 
Очень впечатлила новая архитектура общественных зданий, таких как Дворец международных форумов и Библиотека; 
Многие отметили, что сейчас происходят значительные изменения в стране и хорошо быть частью этого процесса и оставить свой след в строительстве новых зданий. 

 

Что самое главное в Вашей работе?    

Думать о будущем. Здания, которые простоят как минимум 60-70 лет, а то и больше, мы должны спроектировать так, чтобы они смогли в будущем принять на себя изменения в образе жизни и работы людей, адаптироваться под технологии.

 WorldBuild Tashkent 2018
Aqua Therm Tashkent
Смотрите также:
Гротеск Лакруа
Дизайн

Гротеск Лакруа

Интерьерные ткани от Christian Lacroix Maison.

Итальянская кухня
Индустрия

Итальянская кухня

Коллекция кухонной мебели от Scavolini.

HYATT БОЛЬШОГО ГОРОДА
Интерьер

HYATT БОЛЬШОГО ГОРОДА

Впечатляющий интерьер столичного пятизвёздочного отеля.

Обойный отдел
Дизайн

Обойный отдел

Первая коллекция обоев от Дома моды Etro и компании Rasch.

Офис менеджмента
Архисегодня

Офис менеджмента

Как устроен новый офис компании The Tower Mall Management Group?

Король благоволит
Архисегодня

Король благоволит

История стекольной мануфактуры Baccarat.

Иначе, чем всегда
Дизайн

Иначе, чем всегда

Предметы интерьера, которые разбивают сложившиеся стереотипы.

Женский минимализм
Фото

Женский минимализм

Фотопроект Ирини Гиотопулу Geometry of buildings.

Английский инженер
Интервью

Английский инженер

Интервью с директором британской инжиниринговой компании CDI.