Archikultura

Интервью

Предметный разговор о предметах интерьера

Тигран Эрдман – харизматичный дизайнер-декоратор, сооснователь Галереи прикладного дизайна Uzbek Home. Его производство построено вопреки законам современных бизнес-процессов, когда нужно много, быстро, дешево и сердито. Он создает авторские вещи-уникаты и реплики малотиражных декоративных предметов. Тигран верит, что интерьерный тренд на вещи из натуральных материалов появился неспроста. А значит, современному узбекскому искусству, выраженному через ремесло и авторский взгляд, будет, где разгуляться. 

С приставкой «мульти»
Меня можно назвать мультинациональным человеком. Во мне четыре крови: немецкая, русская, армянская и украинская. И, кажется, уже даже узбекская – по праву рождения в этой прекрасной стране. Но я никогда не относил себя к какой-то определенной диаспоре. И в этом плане творчество – лучшая сфера для реализации моих мультиориентированных мыслей. Здесь существует свой единый язык, основанный на визуальном восприятии.

Параллельная вселенная
С чего началось увлечение предметным дизайном? В поисках себя часто менял сферы деятельности: учился на пекаря-кондитера, преподавал боди-флекс, профессионально танцевал, отучился на актера театра и кино и даже какое-то время играл в Академическом Русском драматическом театре, а потом еще несколько лет занимался рекламным бизнесом. Но я постоянно возвращался к предметному дизайну. В детстве я верил, что у деревянных вещей есть душа. Может поэтому «Аватар» для меня в первую очередь фильм не о «синих человечках», а о древе жизни. Когда работаешь с металлом и деревом, чувствуешь, что есть что-то еще кроме тебя и этих предметов, которые ты держишь в руках. Некое информационное поле. И в процессе творчества ты входишь в это поле и становишься ближе к какой-то другой Вселенной. Вселенной, где у предметов совершенно точно есть душа.

«Кора – шероховатая, шерсть – теплая, мы ощущаем это ещё до прикосновения, на уровне инстинктов. Такие предметы несут нужные нам эмоции и не позволяют полностью отгородиться от естественного на поводу у искусственного.»

Home, Uzbek Home
Однажды мой путь пересекся с основателем модного бренда Uzbek Apparel Бехрузом Хамзаевым. Я оформлял его бутик, а он активно участвовал в процессе: креатив и ручная работа его завораживали. Меня же вдохновляли его энтузиазм и эрудированность. Наше с Бехрузом видение во многом совпало, и в результате мы создали бренд-традицию. Интерпретаций у его названия много. Оно отсылает к понятию «дом», месту, которое хочется делать особенно уютным, ведь там сконцентрировано самое ценное и значимое. В широком смысле оно символизирует истоки – Узбекистан. И еще одно значение, то, к чему мы стремимся: сделать Uzbek Home открытой, по-домашнему располагающей творческой площадкой для креативных людей, поисков и открытий.

Тренды и гаджеты
Главные черты современного интерьера –  натуральное и эмоциональное. В природе существует закон гармонии, и думаю, именно он в большей мере влияет сейчас на формирование трендов в сфере дизайна. Мы живем в окружении технологий. Гаджеты, приложения – часть нашего быта. И что на фоне всего этого происходит с интерьерной модой? Она все чаще противопоставляется технологичному миру. Актуализируется то, что связано с природным началом: натуральное, с четко выраженной фактурой. Кора – шероховатая, шерсть – теплая, мы ощущаем это еще до прикосновения, на уровне инстинктов. Такие предметы несут нужные нам эмоции и не позволяют полностью отгородиться от естественного на поводу у искусственного.

Обнаженное самовыражение
Для меня важно иногда абстрагироваться и концентрироваться на своих ощущениях. Нас окружает обилие информации. Чужие шедевры – это яркие впечатления и сильный бекграунд. С одной стороны они вдохновляют и обогащают, а с другой – становятся навязчивыми. Это знакомо и музыкантам, и художникам... Создавая что-то, вдруг задумываешься: а может ты уже где-то это видел, слышал, а сейчас просто машинально воспроизвел. Я часто думаю об искусных древних зодчих, которые не имели возможности странствовать по миру, перенимать знания, но создавали необычайные сооружения. Это было обнаженное самовыражение, не прикрытое заимствованными идеями. И в этом для меня ценность их работ.

Клиенты и конкуренты
Я не создаю вещи первой необходимости. Скорее, объекты желания. И развитие этой сферы, баланс спроса и предложений – все зависит от уровня потребностей общества. В известной пирамиде Маслоу это была бы четвертая ступень. Показатель самодостаточности, возможность окружать себя предметами для эстетического наслаждения. Сейчас интерес к особенным вещам в Узбекистане растет, а значит – растет уровень жизни. Это позволит многим творцам, сомневающимся в рентабельности своих креативных идей, выйти на рынок. И породит сильную конкуренцию, драйв, мотивацию. А пока немногим представителям этой сферы зачастую приходится конкурировать с поставщиками зарубежных предметов интерьера, но это другие технологии и промышленные масштабы.

Реплики о репликах
Клиенты нередко просят создать реплики-копии уже изобретенных кем-то вещей. Мне это интересно. Создание реплик без наличия «живого» образца, который можно потрогать, замерить – тоже вызов. Как правило, клиент дает только фотографию оригинала, причем, в одном ракурсе и не всегда хорошего качества. А остальное додумываешь сам. Просчитываешь, подбираешь материал, крепления. Иногда добавляешь что-то свое. Озвучу небольшой тизер: сейчас я прорабатываю вместе с супругой уникальный проект-экспозицию на эту тему. Он позволит стереть границы и сделает ближе то, что кажется далеким.

Возможное и невозможное
Нередко мне и моим коллегам приходится откладывать вкусные, но нестандартные идеи «на потом». Ловишь себя на мысли, сколько всего можно сделать, если обладать технологиями крупных мировых компаний. Мебельные гиганты сотрудничают со многими креативными дизайнерами, такими как Карим Рашид, воплощая их смелые идеи. Имя талантливого дизайнера Рона Арада, который поначалу экспериментировал с подручными материалами, стало известным также благодаря такой коллаборации. Сегодня он работает с цифровыми технологиями, открывая новые возможности и свойства разных материалов. Без масштабных инвестиций в Узбекистане не будет крупного скачка в этой сфере.

Инвестор равно кредитор
Если говорить об узбекских реалиях, условия местных инвесторов зачастую похожи на кредитные. Они готовы вложиться, но... И вот с этого «но» начинается интересное. Инвестиции нужно вернуть в максимально короткие сроки и только деньгами. Конечно, с учетом сверхприбыли. И инвестор обязательно претендует на долю в бизнесе. Немалую. Пожизненную. При этом потребитель инвестиций воспринимается инвестором практически как подчиненный, ведь его интеллектуальные вложения не рассматриваются местными бизнесменами как эквивалентные. И если сравнить всю эту историю с кредитованием, второе покажется лучшим вариантом уже потому, что при тех же условиях возврата средств с процентами, с кредитором не нужно будет делить компанию. Не все инвесторы такие, но часто приходится сталкиваться именно с подобными «выгодными предложениями». Ситуация изменится, когда хорошие интеллектуальные инвестиции начнут восприниматься соразмерно с финансовыми.

Колорита – в меру
Есть железобетонное клише: фраза «узбекский дизайн» обязательно ассоциируется с икатом, резьбой, чеканкой и лепниной. Но возьмем, к примеру, популярный скандинавский дизайн. В северноевропейских странах тоже богатая история и традиции, но их современный стиль динамичен, функционален и, главное, не привязан всеми правдами и неправдами к национальной идентичности. Он универсален. Сегодняшний узбекский дизайн также не нужно ограничивать локальными рамками.
А если за основу берутся традиции, это должны быть не просто куски, вырванные из культурного контекста, а настоящее творческое переосмысление. С развитием технологий можно будет говорить и об инновационных проектах с традиционными корнями. Тогда за понятием «узбекский» помимо колорита закрепятся и другие характеристики, близкие по духу современным людям. Это важно не меньше, чем сохранение традиций, которым в Узбекистане сейчас уделяется достойное внимание.

Duravit
Duravit
Смотрите также:
КАНАДАХОДЕЦ
Интервью

КАНАДАХОДЕЦ

Эрик Петерсон — фотограф из Канады: о творческом процессе, фотографии, путешествиях и о жизни в Узбекистане в интервью Archikultura.

ТИТАНИЧЕСКИЕ ПЛИТЫ
Интерьер

ТИТАНИЧЕСКИЕ ПЛИТЫ

Керамические плиты большого формата от европейских производителей Italgraniti Group, Azulejos Benadresa и Neolith.

Методом тыка в самое сердце
Дизайн

Методом тыка в самое сердце

Дизайн в Ташкенте жив, молод и любит рок-н-ролл. О фирменном стиле и логотипе музыкального коллектива «Метод Тыка».

Серебряный век
Культвещи

Серебряный век

CHINELLI — это изделия, созданные из серебра, металла и стекла, а также предметы роскоши, изготовленные с применением «шеффилдского покрытия».

В интерьере всё должно быть прекрасно
Интерьер

В интерьере всё должно быть прекрасно

Home Interior — это европейская мебель, дизайнерские люстры и светильники, собранные создателями шоу-рума в единую коллекцию.

ШВЕДСКАЯ СТЕНКА
Дизайн

ШВЕДСКАЯ СТЕНКА

Звукопоглощающие панели BAUX как элемент дизайна интерьера.

Диванный эксперт
Интерьер

Диванный эксперт

Комфортные во всех отношениях диваны компании Delta Salotti.

НЕИЗЖИТЫЙ ЧАС
Культвещи

НЕИЗЖИТЫЙ ЧАС

История многолетней мануфактуры Chopard и самые последние модели элитных часов бренда.

Игра на вышивание
Дизайн

Игра на вышивание

Ткани молодой, но набирающей обороты мануфактуры из Франции, Camengo.