Archikultura

Интервью

Чертить — не строить

Рамчандра Кхативада (Ramchandra Khatiwada) - директор московского офиса британской строительной компании Chapman Taylor. В сотрудничестве с компанией Golden House бюро реализует проект премиум- комплекса в Ташкенте. По просьбе Archikultura, господин Кхативада раскрывает сущность понятия архитектуры.

Сотрудничать с Chapman Taylor я начал в 1999 году с реконструкции железнодорожных вокзалов в Южной Англии. Затем, после модернизации шестидесяти станций я переключился на аэропорты.

Самый невероятный проект - он же один из последних – строительство нового пятого терминала аэропорта Хитроу. С самого первого дня на этом грандиозном объекте было задействовано свыше 200 человек! По решению заказчиков, одновременно под одной крышей работали и проектировщики, и поставщики, и строители. Думаю, что для любого архитектора проекты такого размаха большое событие.

Выбор моей профессии определился уже в отрочестве, когда я жил в Гонконге. Как и десятки лет назад, сегодня Гонконг и Сингапур – это гигантские строительные площадки. Работа там кипит каждый день по 24 часа в сутки. В усиленном темпе возводятся супервысокие здания. Все это поражало меня, и в итоге предопределило выбор моей профессии.

Разница между объектами социальной значимости, о которых я говорил выше, и жилыми комплексами достаточно велика. У каждой страны и у каждого заказчика существуют свои специфические требования, которые зависят от множества факторов, в том числе - ландшафта, традиций и культуры народа.

Я не могу назвать никого, кто мог бы конкурировать с Chapman Taylor на территории СНГ. Более того, в связи с недавним экономическим кризисом, который в первую очередь, негативно отразился на рынке недвижимости в мировом масштабе, многие компании свернули свою деятельность. В частности, в России был ряд крупных застройщиков, но они ушли. 

Нужно всегда думать о людях, которые будут жить или работать в этих зданиях. Это простая истина, но к сожалению не все проектировщики ее учитывают. Ссылаясь на свой опыт, могу сказать, что угодить всем - сложная задача. Время вносит свои коррективы и требования. И то, что лет двадцать назад нам казалось чем-то вон выходящим, сегодня может рассматриваться совсем иначе. Ситуация постоянно меняется и наша задача - смотреть на долгосрочную перспективу, заботясь, в первую очередь, о многофункциональном комфорте для людей.

«Дать четкое определение понятию архитектура сложно. Это также бесконечно, как философские размышления о смысле жизни.»

Трудности я бы назвал задачами. В контексте проекта их ставят не только заказчики. И мы, в свою очередь, тоже ставим планку, стараясь добиваться определенного уровня. Но, наверное, трудней всего для нас, когда заказчики не понимают архитекторов. Потому что очень сложно объяснить почему какие-то вещи должны быть так, а не иначе. Здесь всегда много субъективных моментов, в том числе и художественных. Объективные вещи могут понять многие, а вот субъективные – далеко не все. И здесь, на мой взгляд, нужно полагаться на архитектора больше и доверять ему.

Как правило заказчики достаточно точно знают, чего они хотят. Наша задача – правильно понять и грамотно интерпретировать их желания. Думаю, единственный минус - это когда заказчики не стараются вникать в процесс проектирования. Часто нам самим приходится принимать решения. Потому что есть вопросы, на которые заказчики зачастую не в состоянии дать ответа, мотивируя тем, что они не специалисты. И если в проекте чего-то не хватает, мы всегда говорим о недостатках. Понятно, что зачастую заказчики — это частные девелоперы, у них есть свои амбиции и коммерческие интересы, но мы, архитекторы, должны больше думать о людях.

Определить точное понятие архитектуры – все равно, что найти смысл жизни. Люди веками пытались дать определение этому термину, и мне кажется, что однозначного вывода до сих пор нет. На мой взгляд, мы имеем дело с абстрактными и размытыми понятиями. В частности, для меня существуют три составляющих: а – это форма конструкции, б – она имеет конкретную функцию. Но если их соединить воедино – то получится архитектурное сооружение. Чего не хватает – это красоты. Но красоту до сих пор не смог определить никто. И когда они соединяются, создается архитектура.

Проработав много лет в России и в СНГ, и выучив русский язык, я неплохо узнал эти страны и их культуру. И мне всегда хотелось перенести наш западный опыт на это пространство. Возможно это и есть основная моя миссия.

Я никогда раньше не видел такого города, как Ташкент. Это очень чистый, аккуратный и просторный город. Он отличается от других больших городов. Меня заинтриговало то, что здесь большое количество малоэтажных зданий и я был невероятно удивлён,когда увидел Ташкент летом. Этот город буквально утопает в зелени. Я уверен в том, что здесь есть огромная перспектива для будущего развития.

Scavolini
Duravit
Смотрите также:
КАНАДАХОДЕЦ
Интервью

КАНАДАХОДЕЦ

Эрик Петерсон — фотограф из Канады: о творческом процессе, фотографии, путешествиях и о жизни в Узбекистане в интервью Archikultura.

ТИТАНИЧЕСКИЕ ПЛИТЫ
Интерьер

ТИТАНИЧЕСКИЕ ПЛИТЫ

Керамические плиты большого формата от европейских производителей Italgraniti Group, Azulejos Benadresa и Neolith.

Методом тыка в самое сердце
Дизайн

Методом тыка в самое сердце

Дизайн в Ташкенте жив, молод и любит рок-н-ролл. О фирменном стиле и логотипе музыкального коллектива «Метод Тыка».

Серебряный век
Культвещи

Серебряный век

CHINELLI — это изделия, созданные из серебра, металла и стекла, а также предметы роскоши, изготовленные с применением «шеффилдского покрытия».

В интерьере всё должно быть прекрасно
Интерьер

В интерьере всё должно быть прекрасно

Home Interior — это европейская мебель, дизайнерские люстры и светильники, собранные создателями шоу-рума в единую коллекцию.

ШВЕДСКАЯ СТЕНКА
Дизайн

ШВЕДСКАЯ СТЕНКА

Звукопоглощающие панели BAUX как элемент дизайна интерьера.

Диванный эксперт
Интерьер

Диванный эксперт

Комфортные во всех отношениях диваны компании Delta Salotti.

НЕИЗЖИТЫЙ ЧАС
Культвещи

НЕИЗЖИТЫЙ ЧАС

История многолетней мануфактуры Chopard и самые последние модели элитных часов бренда.

Игра на вышивание
Дизайн

Игра на вышивание

Ткани молодой, но набирающей обороты мануфактуры из Франции, Camengo.