Archikultura

Интервью

От шрифта до футуризма

Покрас Лампас — культовый художник-каллиграф современности из России. Покрас — основатель нового стиля в искусстве «каллиграфутуризма», его работы украшали крышу модного дома «Fendi» в Риме, площадь перед московским стадионом «Локомотив» и многое другое. В своём эксклюзивном интервью журналу «Archikultura» художник рассказал о выставке в Новом Манеже, каллиграфутуризме и своих взглядах на искусство. Фрагмент его работы Eye of the Universe (2016) является обложкой этого номера.

 


Что ты считаешь главным в искусстве?
Поиск истины и искренность.


Самая большая каллиграфия в мире, коллаборации с крутыми брендами, успешная персональная выставка... Что дальше?
Ещё больше экспериментов, поисков медиумов и масштабных проектов, а также работа с теорией и новыми медиа и технологиями.


Твоя выставка в Новом Манеже побила рекорд его посещаемости. Ты считаешь, что люди начали лучше понимать современное искусство?
Считаю, что художники новой формации просто лучше понимают принципы коммуникации со зрителем. «Понимание» современного искусства всегда было связано с погружением в теорию, концепцию, историю искусства. К счастью, всё больше людей стало этим интересоваться, и цель моей выставки была в вовлечении зрителя в новые знания и миры, а не отторжение тех, кто ничего не понял с первого взгляда.

 


Были ли реакции от посетителей на выставке, которых ты совсем не ожидал?
Меня сложно чем-то удивить в реакции зрителей, я же из эпохи интернета. Поэтому удивлялся статистике. Одно дело — прогнозировать посещаемость и реакцию в медиа и соцсетях, другое дело — увидеть такой огромный всплеск внимания вживую!


Считаешь ли ты, что имя Покрас Лампас стало брендом и люди на автомате следят за тобой как за личностью, меньше обращая внимание на развитие твоего творчества?
Это всё путь к независимости — формирование личного бренда, каналов коммуникации, образа, отличительных черт.
Я с этим активно экспериментировал и до популярности — носил вручную расписанные вещи в общественных пространствах, считая сам факт появления художника в чужеродной среде определённым манифестом социуму.
Поэтому, когда я вижу свои проекты на информационных экранах в метро или одежде моего авторского бренда на людях в толпе — я считаю, что это всё одна большая работа художника, которую всё сложнее игнорировать. И для этого важно иметь имя, бренд.


Сейчас твоё искусство в большинстве своём существует в виде холстов. У тебя уже есть опыт работы с интерактивными проекциями и VR. Часто экспериментируешь с глитчем.
Думаешь ли ты, что каллигрифутуризм будет существовать в диджитал-пространстве? Или всё-таки каллиграфия преимущественно будет воплощена на физическом носителе?

Всё перемешается. Я уже вижу под тегом #calligrafuturism больше 10 000 работ в инстаграме — при том, что я ещё не выпустил даже полного манифеста к этому направлению в каллиграфии.
Новый мир нас всех ещё удивит — будут и холсты, и диджитал, и виар, и огромные росписи в городской среде и архитектурных проектах.

 


Ты не раз упоминал, что искусство должно рассматриваться в контексте. Ты пишешь свой манифест, потому что считаешь, что искусство не может быть самодостаточным, существовать в своём чистом, свободном виде?
Пишу, потому что говорю о будущем. Но не пытаюсь навязывать свою позицию — свободный вид искусства имеет любые формы, в том числе мою.


Как ты изучаешь новые для тебя культуры, языки и письменности? И расскажи о процессе переосмысления их в своём творчестве.
Путешествия, люди, книги, интернет, эксперименты, фиксация главного, повтор. Пропускаю всё, что вижу и чувствую, через себя — и результат пишу. Остальное описать сложно, это нужно чувствовать.


Если наступит то будущее, которое ты видишь: смешение всех культур, языков, письменностей и наций — вся визуальная культура в рамках каллиграфутуризма будет выглядеть именно так, как ты предполагаешь, как ты думаешь, твоя миссия как художника будет закончена?
Уверен, мне будет скучно без новых вызовов. Возможно, уговорю Илона Маска взять меня на Марс или ещё куда, а там уже как пойдёт.
А если серьёзно, художник интересен именно непредсказуемостью, свежестью взглядов. Поэтому я редко о себе думаю в контексте будущего.

 

 

Ты создатель нового направления в искусстве, которое назвал каллигрифутуризм. Были ли до тебя попытки понять письменность будущего и изобразить её?
Были, конечно. Эспера?нт, например. Также вижу очень много интересных экспериментов с письменностью в художественной литературе/играх/ кино. В этом случае я формирую не просто графическое начертание, а именно концепцию, ценности, путь. Строю свою «Вавилонскую башню» — история циклична.


Если бы ты встретился с Малевичем, что у него спросил бы, о чём поговорил?
Мне кажется, это зависит от даты встречи и моих знаний. Думаю, обсудили бы современное искусство, музыку, моду. Дал бы послушать ему пару альбомов Канье Веста и Асапа Роки — в общем, нашлись бы темы для диалога:)


В 2015 Покрас Лампас создал самую большую каллиграфию в мире на крыше завода Красный Октябрь в Москве, художественное произведение занимает площадь 1625 м2. На данный момент работа сохраняет рекордный статус самой большой каллиграфии в России, её можно увидеть со спутника или на рельефе Google Maps.
В 2017 году Покрас Лампас создал масштабную роспись на крыше Дворца Итальянской Цивилизации — Colosseo Quadrato / Palazzo della Civiltà Italiana, которая стала самой большой каллиграфией в Италии (1250 м2). Проект выполнен при поддержке модного дома FENDI, штаб-квартира которого расположена в этом здании.
В 2018 году, в сотрудничестве с Новой Третьяковской галереей, Покрас создал 54-метровую инсталляцию в поддержку выставки о Василии Верещагине. Инсталляция была презентована в рамках «Ночи Музеев» и открывала вход в музей со стороны набережной.
В сентябре 2018 в Новом Манеже состоялась первая персональная выставка художника, которую посетило более 35 тысяч человек за 3 недели работы.

 

Смотрите также:
Кухни с характером
Интерьер

Кухни с характером

Интервью с представителями Scavolini об истории и успехах бренда кухонной мебели.

Шум нашего города
Интервью

Шум нашего города

Молодой фотограф Дамир Бакиров об особенностях уличной фотографии в Ташкенте.

Схема перенаселения
Интервью

Схема перенаселения

Фернандо Ривас Пенья — художник, чьи работы насыщены духом киберпанка и научной фантастики.

Гравитация творчества
Дизайн

Гравитация творчества

Синта Видаль Агулло — испанская художница, экспериментирующая с пространством и перспективой.

Трёхмерный слог
Интервью

Трёхмерный слог

Интервью с Саидалимом Шариповым, каллиграфом, выводящим своё творчество в объём.

Холсту все возрасты покорны
Интервью

Холсту все возрасты покорны

Интервью с Эстер Шейнфельд, не по годам опытной художницей из Ташкента, чьи работы выставляются с мэтрами изобразительного искусства.

Премиальное решение
Дизайн

Премиальное решение

Группа компаний Porcelanosa Grupo и ценности компании, лежащие в основе её деятельности.

Живое среди нас
Интервью

Живое среди нас

Мануэль Нуньез-Яновский — архитектор и вечно молодой постановщик среды, окружающей его — о красоте архитектуры.

Архитектура чтения
Фото

Архитектура чтения

«Libraries» («Библиотеки») — проект фотографа из Германии Кевина Краутгартнера.