Archikultura

Интервью

Шум нашего города

Дамир Бакиров — ташкентский фотограф известный под псевдонимом Metronoise. Дамир работает в жанре уличной фотографии и его снимки пользуются большой популярностью в социальных сетях. 


Давайте начнём с начала. Как вы пришли к фотографии? В какой момент вы поняли, что хотите ей заниматься?
В профессиональном ключе я столкнулся с фотографией, когда стал заниматься веб-дизайном. Мы использовали фотосток, где приходилось покупать фотографии. Каждый дизайнер мог использовать то или иное изображение лишь один раз. Два дизайнера использовать одну и ту же картинку права не имели. Часто для работы требовались банальные, бытовые вещи которых полно вокруг: розетки, например, а они здесь на каждом шагу. Тогда я начал задуматься: зачем скачивать изображения с фотостока, когда можно сфотографировать самому, да ещё и под нужным ракурсом. В одной компании, где мне довелось работать, структура сайтов была достаточно простой: классическое меню, текст, блок, и всё. Мы всячески старались изощряться в верхней части, коллажи собирать интересные, — тем самым стараясь привлечь клиентов хотя бы картинкой. Собирая очередной коллаж, мы играли с бликами, или перспективой. И я раздумывал, что, если куплю фотоаппарат, я буду снимать объекты под определенным углом, который нужен для моей задумки. Тогда я стал откладывать деньги на фотоаппарат. А фотографией как таковой я увлекался давно, со школьных времен. С пятого класса я снимал на пленочный фотоаппарат, который мне папа подарил.


Значит вы снимаете уже с подросткового возраста? Или у вас был перерыв, и потом в осознанное время пришли к этому снова?
Возможно, какие-то перерывы были, но незначительные. У меня был пленочный фотоаппарат, всех тонкостей я не знал: что такое выдержка, диафрагма. Особенных художественных фотографий не было, я фотографировал своих друзей, редкие машины. Радовались, когда ходили проявлять пленку. Фотоаппарат подолгу лежал без использования, и в объектив попадали пылинки. Поэтому, когда я распечатывал фотографии, на них были загадочные блики. Я тогда не очень разбирался в аппарате и удивлялся: что за аномалия! Часто блики перекрывали лицо, что создавало какое-то мистическое настроение. Только спустя годы я понял, в чем причина. 

 


Чувствуете ли вы сейчас, что у вас есть фирменный стиль? Если да, то, когда он начал формироваться? К чему вы движетесь?
Возможно, со стороны кажется, что у меня есть свой стиль. Я очень люблю экспериментировать. Например, какое-то время я люблю обрабатывать фотографии определенным образом, потом это наскучивает, и я пробую совсем по-другому. Стараюсь, конечно, следить за трендами: вэстскул стиль, сепия.


Для вас фирменный стиль — это определенный способ обрабатывать фото или это также способ съемки?
Мне кажется, фирменный стиль — это еще и умение видеть интересное, какие-то особые фишки. Наверно, я считаю себя «попсовым» фотографом. Я снимаю «картинки для рабочего стола»; то есть не те фотографии с глубоким смыслом, и не метафизическая фото с игрой теней. Почему я сосредоточился на популярной фотографии? — потому что снимки с глубоким смыслом большинство людей может не воспринять. А я снимаю для общей аудитории.


Вы принимаете участие в сообществе фотографов Узбекистана?
Да, есть такая группа на фейсбуке «Молодая фотография», созданная Алексеем Тудаковым и Антоном Папиным. Фотография для них — серьезное хобби, и они имеют богатый опыт, могут многому интересному научить. В частности, и меня. Потому что, когда вы покупаете фотоаппарат, вы начинаете фотографировать все подряд. И радуетесь на картинке контрасту, насыщенности, резкости. А ребята направляют начинающих фотографов, раскрывая смыл того или иного снимка. На этом и учишься. 


«Попсист» в сообществе воспринимается как что-то негативное?
Если проводить параллель с музыкой, то Бетховен — для искушенных слушателей, а школьники послушают Диму Билана и будут довольны. Аудитории разные. Я пытаюсь снимать не только попсу, но и формы, структуры. Все равно большей части аудитории нравится попса. Хорошо это или плохо, это часть моего творческого пути.

 


Что является главным объектом ваших съемок? Как вы выбираете, что хотите снимать?
Сначала я снимал город. Я вдохновился несколькими снимками и решил, что тоже хочу так снимать. Я ходил по городу со штативом и снимал все подряд. На то время мало кто ходил со штативом, потому что он тяжелый, его неудобно носить, трудно распаковывать и очень сильно привлекает внимание людей. Люди думают, что это пресса и что их снимают. 


И как люди реагируют на это?
Чаще всего реагируют сотрудники милиции. Сейчас они уже более-менее привыкли, но несколькими годами ранее реакция была сильной. Сегодня снято множество запретов на съемку в общественных местах. 


Были ли случаи, когда вам делали замечания?
Конечно были, причем повсюду. Видят, что снимает профессионал, а у профессионалов должно быть разрешение на съемку.


Как относятся прохожие, когда замечают, что вы их фотографируете?
Первое время люди интересовались, думали, что снимается какой-то репортаж. Сейчас, конечно, реакция более спокойная. Однажды я остановился у пешеходного перехода со штативом, а люди думали, что я стою с радаром. И когда машины не останавливались, я просто доставал фотоаппарат, чтобы заснять поток, а водители пугались и останавливались. Некоторые прохожие сами просят сфотографировать их. 
Когда я начинал заниматься фотографией, мало кто брал штатив и снимал на выдержку. Поэтому какое-то время это и был мой стиль. Я опубликовал много подобных фотографий. И снимки с выдержкой закрепились за мной. Недавно проходила фото выставка, где был представлен снимок наземного перехода, снятый с выдержкой. Люди подходили ко мне и спрашивали: «Это же твой кадр, да?», хотя я уже насытился этим и так уже не снимаю. Раньше у меня не было того объектива, который есть сейчас, поэтому ночью я снимал только со штативом. Спустя какое-то время я стал приобретать объективы. 
Возвращаясь к объектам съемки, скажу, что мне очень нравились советские фотографии старого Ташкента. Мне интересно рассматривать, каким был город раньше. Но сохранилось мало фотографий того времени. Поэтому я хочу заснять город нашего времени, чтобы такой же нехватки не было в будущем. Возможно, мне хочется войти в историю со своими снимками. Фотография — как машина времени: она останавливает и фиксирует время. 


Расскажите про объекты, которые вы запечатлели, и которые мы уже не сможем увидеть живьем?
В первую очередь, это завод «Фотон» с красивой архитектурой бочкообразной формы. Также трамвайные линии, не так давно ликвидированные. Совершенно случайно я заснял водонапорную башню и даже не мог представить, что ее могут снести. 

 


Что нужно для того, чтобы получить идеальную фотографию на улице? В чем ваш персональный секрет? Какие условия вы создаете для идеальной фотографии?
Каких-то определенных условий я не создаю. Я просто выхожу на улицу с фотоаппаратом и стараюсь фиксировать ситуации. Раньше я снимал просто улицу, архитектуру, старался заснять крупные объекты целиком. Сейчас же я комбинирую людей и здания, увлекаюсь игрой с тенями. Теперь меня привлекает сама жизнь в городе. Заранее я не могу знать, что именно сниму. Я считаю, что самые интересные кадры засняты случайно. 


Поговорим про инстаграм. В какой момент вы поняли, что ваше творчество вызывает отклик не только у вас и ваших знакомых, но и у совершенно незнакомых людей?
Мне казалось, что мне достаточно только фейсбука со всеми группами, людьми. Регистрироваться во всевозможных социальных сетях мне не хотелось: слишком много времени уходит на то, чтобы следить за всем сразу, постоянно обновлять, публиковать материал. Позже мне рассказали, о сайте Red Pen, который опубликовала топ интересных аккаунтов, в числе которых оказался и мой. Очень часто мои фотографии публиковались со сторонних инстаграм-аккаунтов, и мои друзья предъявляли претензии за то, что меня не отмечают как автора снимков. Но владельцы аккаунтов не были против отметить автора снимков, да только его нет в инстаграме. Это наводило на мысль, что пора уже в нём регистрироваться. Я и не думал, что у меня будет столько подписчиков. Объяснение кроется, в жанре мои фотографий — «попса». Это фотографии для широкой, среднестатистической аудитории. 


У Вас примерно 4 тысячи подписчиков. Вы считаете, это много или стремитесь к увеличению аудитории?
Для меня много — это 50-100 тысяч подписчиков, конечно, я к этому стремлюсь.


Когда вы поняли, что популярны? После какого числа подписчиков? Как часто и с каким посылом к вам обращаются в инстаграме?
Прирост подписчиков происходил постепенно, поэтому сильного удивления не было. Первое время люди часто мне присылали свои фотографии, думая, что у меня один из тех пабликов типа «In Tashkent», который публикует фото различных авторов. И я долго не мог понять, зачем мне присылают чужие снимки. Сейчас, конечно, люди знают, что это моя личная страничка, где я публикую исключительно свои работы.

 


Получаете ли вы коммерческие предложения?
Получаю, но для их законной реализации у меня нет лицензии. И фотография для меня всё-таки хобби. 


Имея обширную аудиторию в социальных сетях, не чувствуете ли вы себя обязанным перед ней? Требует ли это от вас большего количества фотографий, приходится ли чаще выходить на улицу не по собственному желанию, а из чувства долга?
Это выражается вот как: инстаграм порой сдерживает активность моего аккаунта. Я вижу прирост аудитории, но в цифровом эквиваленте — ничего не меняется. Превысить число 4,5 тысячи подписчиков платформа мне не дает. Возможно, тем самым инстаграм требует от меня платного продвижения публикаций, или мотивирует на смену контента. Я же снимаю просто в свое удовольствие. 


Какое достижение на сегодняшний день вы считаете самым главным?
Мне очень приятно, что мое интервью публикует журнал Archikultura! Мне нравится этот журнал.


Что вы предпочитаете: дневную или ночную съемку?
На самом деле все зависит от настроения, от ситуации. Что-то лучше смотрится в ночи, например, здания с подсветкой воспринимаются совершенно иначе. Но, честно говоря, мне не нравится подсветка на наших улицах. Она очень незамысловатая и не раскрывает сути здания. Некоторые объекты здания пересвечены, другие — теряются в тени, что создает сложность для меня, когда мне хочется поймать ровный свет.

 


Что по-вашему самое главное в фотографии?
В фотографии должен быть какой-то рассказ, должен быть герой. Главное для меня, чтобы человек, листая ленту, задерживался на моих фотографиях. Хочется, чтобы каждый увидел в моих работах что-то своё.


Есть ли у Вас кумир в сфере фотографии?
Конечно! Дмитрий Зверев — большой молодец! В простых вещах он видит что-то иное, интересное. Его фотографии приковывают внимание, заставляют всматриваться в них. Его работы меня вдохновляют. 
Есть ли в мире город, где бы вы мечтали поснимать охотнее всего?
Моя мечта — постоянно путешествовать. Чтобы каждый раз снимать что-то новое и интересное. Иногда хочется бросить все, взять с собой ноутбук и фотоаппарат и отправиться путешествовать автостопом.


Какой совет вы можете дать начинающим фотографам? Может подскажете, исходя из своего личного опыта, каких ошибок можно избежать?
Не бойтесь экспериментировать и рисковать, не стесняйтесь принимать различные позы во время съемки, получайте удовольствие от результата. Чтобы прочувствовать свое дело и понять его, каждый начинающий фотограф должен пройти через все ошибки. Ценный совет — всегда носить с собой паспорт или его ксерокопию! У меня были случаи, когда своей съемкой я привлекал внимание участливый людей, которые вызывали милицию, заподозрив меня в съемке с корыстными целями, например, при съемке кованых ворот, дворов, замков.

Смотрите также:
Кухни с характером
Интерьер

Кухни с характером

Интервью с представителями Scavolini об истории и успехах бренда кухонной мебели.

Схема перенаселения
Интервью

Схема перенаселения

Фернандо Ривас Пенья — художник, чьи работы насыщены духом киберпанка и научной фантастики.

От шрифта до футуризма
Интервью

От шрифта до футуризма

Покрас Лампас — культовый художник-каллиграф из России — о выставке в Новом Манеже, каллиграфутуризме и своих взглядах на искусство.

Гравитация творчества
Дизайн

Гравитация творчества

Синта Видаль Агулло — испанская художница, экспериментирующая с пространством и перспективой.

Трёхмерный слог
Интервью

Трёхмерный слог

Интервью с Саидалимом Шариповым, каллиграфом, выводящим своё творчество в объём.

Холсту все возрасты покорны
Интервью

Холсту все возрасты покорны

Интервью с Эстер Шейнфельд, не по годам опытной художницей из Ташкента, чьи работы выставляются с мэтрами изобразительного искусства.

Премиальное решение
Дизайн

Премиальное решение

Группа компаний Porcelanosa Grupo и ценности компании, лежащие в основе её деятельности.

Живое среди нас
Интервью

Живое среди нас

Мануэль Нуньез-Яновский — архитектор и вечно молодой постановщик среды, окружающей его — о красоте архитектуры.

Архитектура чтения
Фото

Архитектура чтения

«Libraries» («Библиотеки») — проект фотографа из Германии Кевина Краутгартнера.