Archikultura

Социум

Жильцы жемчуга

Когда ташкентцы говорят о жемчуге, скорее всего, они имеют в виду дом. И хотя 16- этажных домов в столице немало, таких как «Жемчуг» больше нет. Об особенностях жизни в этом удивительном доме, Archikultura рассказали жительница дома Татьяна Николаевна Рогова и директор управляющей  компании Николай Макаров.

«Жемчуг» — это галерейный экспериментальный 16-этажный жилой дом из монолитного железобетона, построенный в 1985 году по проекту Офелии Петровны Айдиновой. «Жемчужина», которая в свое время находилась в самом авангарде архитектурных сооружений. Отличается этот дом от других в первую очередь наличием рекреаций (рекреация — помещение, предназначенное для отдыха). В то время наметилась концепция рекреационного урбанизма, получившая отражение в создании архитектурных пространств, рассчитанных на обслуживание большого количества людей в городской среде. Это монолитное строение, состоящее из двух дуантов — корпусов, соединенных между собой для дополнительной стяжки площадками рекреациями на 2,5,8,11 и 14 этажах. Проще говоря, для усиления конструкции были построены площадки, с которых открывается вид на город. И в связи с этим одна из главных особенностей дома, которая доставляет массу неудобств его обитателям, — это его популярность. Сюда приходят в лучшем случае фотографировать и фотографироваться, в худшем переночевать, справить нужду или выяснить отношения. 

 

 

Что говорят?
Об этом доме говорят, что в лихие 90-е с верхних этажей здесь даже сбрасывали людей. Но это только слухи. Еще говорят о том, что здесь круглые стены, что площадки, соединяющие корпуса, были задуманы, как автостоянки, что здесь планировалось создание лифта для автомобилей, что иногда по крыше ходит спецназ, что в доме существовал подземный склад с продовольствием, что дом строился 30 лет, а жить в нем должна была исключительно творческая элита. 

 

 

Татьяна Николаевна Рогова
Искусствовед, жительница дома

 

Проектирование и постройка этого дома длились больше десяти лет, и это был большой эксперимент. Моя квартира практически единственная в нашем доме, которая сохранилась в своем первозданном виде, поэтому можно сказать я постоянно провожу экскурсии для студентов архитектурного института, туристов, интересующихся архитектурой. А большинство жильцов дома, устраивали перепланировку по своему усмотрению, застеклили балконы, убрали или, наоборот, поставили дополнительные перегородки. Да и за время существования дома не осталось и трети жильцов, которые получили здесь квартиры в 1985 году.

 

 

С самого начала
Дом начали проектировать после ташкентского землетрясения 1966 года, как дом повышенной сейсмостойкости. Тогда вопрос сейсмичности для нашего региона стоял очень остро. Я не знаю почему, но сейчас как-то об этом совсем позабыли. Но мы спокойны — землетрясения до трех баллов мы абсолютно не чувствуем.
Архитектора проекта Офелию Петровну я знала лично, она была довольно известным архитектором, в числе ее работ одна из самых известных гостиниц в Бухаре, гостиница «Бухоро», дизайн станции метро, которую сегодня мы знаем, как «Машинасозлар». Офелия Петровна строила этот дом с учетом всех особенностей мировой архитектуры того времени. Но проверить все можно только на практике. Кстати, сама Офелия Петровна хотела получить квартиру в этом доме, но ей не дали. Мы частенько шутили по этому поводу, что дать ей квартиру было необходимо, чтобы она сама оценила все свои новаторские идеи.

 

Бытовые особенности
Одна из особенностей дома — это скругленные углы. Поначалу мы не знали, как обращаться с ними, но потом все жильцы к этому привыкли и теперь даже не замечаем.
Дом оказался очень сложным в эксплуатации, поскольку все здесь работает на электричестве, и если случается какая-то авария, то в один момент у нас перестает работать абсолютно все.
В доме 120 квартир. 2 пассажирских лифта и 1 грузовой. 1 пассажирский лифт полностью заменили на новый, а вот грузовой дышит на ладан, но при необходимости работает — есть умельцы, которые знают, как зажать кнопку, чтобы лифт поехал. 
На крыше дома располагались солярий с детским бассейном, который занимал всю площадь крыши, до тех пор, пока он не протек в шахту лифта. Бассейн существует, и по сей день, но уже в уменьшенном виде.
В подвале находилась прачечная самообслуживания. Однажды я спустилась туда, там стояли впечатляющий воображение сушильный шкаф, гладильные валы и огромная машина величиной с большой шкаф, в которую нужно было высыпать целую пачку порошка, чтобы «насытить такую махину». Больше я туда не спускалась и ходить стала в обычную прачечную.

 

 

Места для отдыха
Дом из керамзитобетона, благодаря своему наполнителю керамзитовым шарикам, обладает такими характеристиками, как облегченность конструкции, хорошая звуко- и теплоизоляция.
Рекреации были предназначены как дворики для отдыха и игровые площадки для детей. На этих площадках выросли мои дети и внуки. Здесь мы даже отмечали свадьбу моей дочери. Сейчас, конечно, свадьбы здесь никто не проводит и чистоту мало кто поддерживает, сломаны баскетбольный щит и снаряды для детских площадок. К сожалению, многие сейчас считают, что не нужно беспокоиться о том, что находится за порогом их квартир. Но жизнь все равно идет, практически на всех рекреациях посажены какие-то растения, здесь играют дети и даже варят сумаляк.

 

 

Незванные гости
Экскурсии в этот дом — это наш бич с первого дня существования этого дома. С наступлением тепла я говорю Славе, нашему директору управляющей компании, которая следит за домом : «Весна близится, открывайте туристический сезон!»
Что только не делали: ставили домофоны — их сломали, устанавливали электронные замки — эту систему сожгли, теперь поставили кодовые замки, но многие жильцы дома не хотят закрывать за собой двери, получается, что они становятся бесполезными. Правда, теперь в нашем доме есть консерьеж, который дежурит с вечера до утра, так что хотя бы по ночам уже к нам не шастают.

 

 

Вячеслав Макаров 
директор управляющей компании

 

Под нашим управлением находятся 7 жилых домов, в том числе и так называемый «Жемчуг». Этот дом, конечно, имеет ряд особенностей, им надо заниматься, впрочем, как и любым другим домом, ну, например, чтобы отремонтировать все наши рекреационные площадки, нужны 10-метровые леса и специалисты альпинисты. Обещают, что сделают в этом году. Работа требуется постоянная. Мы заменили лифт, который в высотном доме, обслуживающем 16 этажей и 12 квартир, просто обязательно должен исправно работать. Решили проблему с отключением электричества.

 

 

Кто здесь живет?
Живут здесь самые разные люди: артист из Русского драматического театра, артист из танцевального коллектива, художник Андрей Абдулов, еще здесь жили начальник стройтреста, бухгалтер, педагог. Большая часть квартир этого дома сдается в аренду.

Неусыпный контроль
И еще есть чем похвастаться, у нас, например, единственный работающий мусоропровод в городе, который правда часто засоряется из-за несознательности жильцов.
Но самое главное — это сознание, которое надо формировать и воспитывать «человек, человеку — брат, а не враг» — вот моя политика. И поддерживать чистоту и порядок необходимо всем вместе. Но люди, не хотят убирать даже за собой — мусор оставляют на площадках, а доказать чью-то виновность сложно. Поэтому я хочу установить камеры, тогда можно будет поймать нарушителей «за руку». В одном из домов на моем участке я позвал милиционера со служебной собакой, которая тут же нашла человека, подкидывающего мусор соседям. После этой истории, где-то на полгода, о таких случаях можно было забыть. Со временем, правда, истории начинают опять повторяться, появляются новые квартиросъемщики.

 

 

Крыша семи ветров
На крыше нашего дома недавно снимали кино, также к нам обращались из агентства по организации праздников, хотели организовывать популярные сейчас свидания на крыше, но не учли силу ветра, который гуляет здесь на высоте, и отказались от этой идеи. Дом привлекает как архитекторов, фотографов, влюбленных, романтиков, так и бездельников, хулиганов и бомжей. 
Ветер здесь, действительно, очень сильный. На крышу этого дома, я никому лезть не советую. Мало ли чего...

Scavolini
Jacob Delafon
Смотрите также:
Курс на Вьетнам
Интерьер

Курс на Вьетнам

Ресторан современной вьетнамской кухни, выполненный во французском колониальном стиле.

Между небом и землей
Архисегодня

Между небом и землей

Три независимые конструкции, формирующие единый дом с природой.

Маленький большой мир
Дизайн

Маленький большой мир

Работы художника-минималиста, который говорит с нами о простых вещах на понятном языке.

Цифровые галлюцинации
Архисегодня

Цифровые галлюцинации

Трансцендентная инсталляция на границе двух миров.

BOTAN — звучит гордо
Культвещи

BOTAN — звучит гордо

Дизайнерское кресло для ценителя книг и уединения.

Век живи
Фото

Век живи

Проект венгерского фотографа, запечатлевшего время через призму архитектуры.

Жизнь на земле
Интерьер

Жизнь на земле

12 рукотворных элементов мебели, способные доказать: в этом мире всё постоянно.

От фронтона до бетона
Интерьер

От фронтона до бетона

Визуализатор компании Golden House Алексей Данилов о лобби в будущем жилом комплексе Mirabad Avenue.

КАНАДАХОДЕЦ
Интервью

КАНАДАХОДЕЦ

Эрик Петерсон — фотограф из Канады: о творческом процессе, фотографии, путешествиях и о жизни в Узбекистане в интервью Archikultura.