Archikultura

Графика

Свет, камера, модерн

Александр Фёдоров — арт-директор в отделе арт-коммуникаций Rambler Group, увлечённый переплетением истории и архитектуры. Весной 2019 года проект Александра «Сейсмический модернизм» взорвал социальные сети. Тогда Саша явил читателям свои плакаты, на которых наглядно показал, что Ташкент полон модной на сегодняшний день модернистской архитектурой. В интервью Archikultura автор проекта рассказал о создании этой фото-истории.

Я уехал из Ташкента около семи лет назад. За эти годы я понял одну интересную вещь — не люблю людей, которые только и делают, что ностальгируют. В каждом периоде жизни есть свои отличные моменты. Поэтому я всегда живу настоящим.

При этом Ташкент — моя родина, мой тёплый и родной город. Недавно участвовал в социальном перфомансе, в котором был следующий эпизод: нужно было вспомнить самое приятное ощущение за последний год. И я, конечно же, вспомнил, как я вышел из здания аэропорта Бен-Гурион и нырнул в потрясающе приятную сорокапятиградусную жару, как в утробу матери. И тут же, как у Нолана, погрузился ещё на один уровень, вспомнив, как в четыре года я впервые вышел из самолёта в аэропорту Ташкента в такое же невыносимо приятное, обволакивающее тепло. Всегда любил жару! Гулять под знойным солнцем Ташкента… думаю, это главное, о чем я ностальгирую.

Родился проект о модернизме в архитектуре благодаря тому, что я стал больше ездить, видеть и обращать внимание на интересные постройки в этом стиле. Сначала в Калининграде привлёк внимание главный символ модернизма – советский долгострой, который присутствует во всех блогах, книгах, публикациях, это «голова робота» (она же Дом советов). Это огромное административное здание в форме куба, расположенное в центре города. Его построили на месте снесённого королевского замка Кёнингсберга. Берлин, Москва, Варшава, Гданьск, Тель-Авив и ряд других городов очень богаты архитектурой в стиле модерн. В этих городах видна плановость застройки. Вызывает интерес и кинотеатр «Москва» в Берлине. Он строгий, и в нём выдержаны все каноны стиля. К тому же его украшает мозаика с изображением представителей народов СССР. Берлин заставил меня пересмотреть отношение к хрущёвкам. Там они повсеместно сохранены в первозданном виде, оборудованы стеклянными подъездами, выглядят очень аккуратно, унифицировано, и это придаёт им стати и строгости. Это полноценный архитектурный объект. В той же Москве больше отслеживается конструктивизм (предтеча модернизма). И когда я стал увлекаться изучением архитектурных течений, я понял, насколько много подобных зданий есть в Ташкенте. Через «дугу» Берлин – Тель-Авив – Москва пришло осознание того, что Ташкент — кладезь архитектуры самых разнообразных стилей.

То, что представлено в моём проекте сейчас — лишь часть того, что мне хочется показать миру. Во время своего последнего визита в Ташкент в марте 2019-го, я сделал массу снимков. К сожалению, многие здания были разрушены, другие переделаны так, что нарушен их стиль, а третьи обступили новостройки, и вся их монументальность затерялась.

Во время работы над проектом я, конечно, столкнулся с рядом трудностей. Одна из них заключалась в том, что некоторые здания нельзя фотографировать. Так, кадр нынешнего министерства финансов (бывшее здание министерств) на площади Мустакиллик было сложно заполучить. К тому же после ряда модификаций здание утратило свой первоначальный облик. С цирком тоже были проблемы – фасад его весь увешан баннерами. В итоге пришлось делать кадры на iPhone, а затем конвертировать их через фотошоп в более высокое разрешение. А некоторые здания пришлось коллажировать и перестраивать с помощью различных программ, так как их фотографировали дробно, частями. На создание 10–12 постеров у меня ушло около полугода. На помощь пришли книги «Архитектура советского модернизма» и «История узбекской архитектуры», там нашёл и информацию об инженерах, годах строительства и прочее. Мне кажется, что самое невероятное — это трансформации, которые настигли ряд зданий. Самое сложное — найти достоверные данные, поскольку во всех источниках они разнятся. С этим я сталкивался постоянно.

Новая популярность конструктивизма и модернизма не просто дань моде. Модернизм продолжает жить дальше. Его переосмысляет испано-швейцарский архитектор Сантьяго Калатрава. Здания Захи Хадид пропитаны стилистическими эпизодами модернизма. Если посмотреть на современную архитектуру Европы то понимаешь, что модернизм никуда не исчезал. Отличается он сегодня тем, что технических способов для воплощения задуманного стало больше.

Я хотел бы разделить проект на несколько частей. Самый яркий пример — ресторан «Зарафшан», который сейчас превратился в «цыганское барокко», а на самом деле у здания был ярко выраженный характер конструктивизма. Юнусабадский «Универсам» также прежде выглядел эффектнее. Было бы здорово, если бы в Ташкенте к архитектуре относились также бережно, как в Москве, где, к примеру, очень грамотно было реконструировано здание «Известий».

Смотрите также:
Мир яблок
Архисегодня

Мир яблок

Как выглядят магазины Apple по всему миру.

Бохо от Boca
Интерьер

Бохо от Boca

Массивные золотые предметы в интерьере и работа с ними от Boca do Lobo.

Тайны Коко
Архивчера

Тайны Коко

Апартаменты Коко Шанель в Париже.

Искусство протеста
Социум

Искусство протеста

Что такое современное искусство и сколько оно стоит?

Ретро ретрит
Интерьер

Ретро ретрит

Окно с видом на Манхэттен.

Мягкий штрих
Архисегодня

Мягкий штрих

«Нарисованные» ковры из Голландии.

Белым бело
Интерьер

Белым бело

Белоснежный Saint Hotel на Санторини.

Яблочный домик
Архисегодня

Яблочный домик

Офис мечты Стива Джобса в Калифорнии как признание в любви экологии.

Быт готов
Интерьер

Быт готов

Как Kale делает ремонт в ванной комнате проще и приятнее.