Archikultura

Архивчера

100 ЛЕТ ОТРОЧЕСТВА

Невысокие домики в окрестностях столичной школы № 43 — это настоящий музей под открытым небом. И этому уникальному «музею» уже больше 100 лет. Подобных районов в Ташкенте практически не осталось. Но каждый новый житель, каждая новая семья, на протяжении 100 лет, дарит этой махалле новую жизнь.

Улицы были застроены в основном в начале прошлого века. Дома имеют особый стиль, с типичными для европейских кварталов города козырьками и парадными дверями, как в богатых имениях. На стенах и дверях некоторых домов можно увидеть знаки, которые указывают на то, что человек здесь жил богатый, и какой архитектор занимался проектированием этого дома.
Эти улицы, связанные со многими знаковыми для Узбекистана именами, много раз переименовывались. Но «коренным» жителям нашей столицы они знакомы как ул. Каблукова, Энгельса, Урицкого и Обсерваторская. На стене одного дома и даже сейчас сохранилась табличка «ул. Урицкого». На карте 1932 года ул. Обсерваторская обозначалась как тупик, а улицей тогда называлась её начальная часть от Папанина до Урицкого. Когда-то она вела к воротам обсерватории, поэтому и получила такое название. Но на карте 1905 года можно увидеть улицу Каблукова и Урицкого, однако застроены они были на тот момент ещё не полностью. Дома изначально принадлежали российской знати, купечеству, офицерам и чиновникам.

После революции их передали жилищным кооперативам и заселили в каждую комнату по семье, прорубили двери во двор, пристроили кухни, так и получились «общие» дворы. Более чем за сто лет дома повидали множество знаменитых и выдающихся людей. Например, во дворе дома № 29 жила красная профессура, приехавшая в 1922 году по путёвке Ленина для создания САКУ (Среднеазиатский коммунистический университет). Также в том дворе жили репрессированные большевики и учёные. А ещё в небольшом особняке, ворота которого выходили на улицу Обсерваторскую, как раз напротив четвёртого тупика, жил Кары-Ниязов. После смерти академика в этом доме жила его дочь. В центре двора, за забором, стоял знаменитый куполообразный дом князя Юсупова. На месте, где сейчас находится Управление художественной экспертизы при Министерстве культуры РУ, был дом-музей им. Юлдаша Ахунбабаева, — он здесь жил в советское время. За новыми воротами находится бывший дом Ошанина и Залесского (родственник знаменитого ташкентского агронома Петра Карловича). Также на улице Обсерваторской проживал профессор медицины Павел Светицкий. По левой стороне, если идти от бывшей ул. Энгельса, в самом начале улицы, в небогатом одноэтажном доме проживал герой Советского Союза — Виктор Малясов, которому установили две мемориальные доски: первая — на фасаде дома, где он жил; а вторая — в школе № 43, в которой он учился. На улице Урицкого стояли дома, которые называли «Дома коммунаров» (Дом-коммуна), в которых проживали военные и их семьи, а во дворе постройки был бассейн. Ещё одной достопримечательностью, оставшейся с того времени, является «банковский дом». В 20-х годах на ул. Обсерваторской было китайское посольство. На этом месте всё так же сохранился очень старый магазин, рядом с которым раньше была телефонная будка. «Бывшим жителем» улицы было и здание конфетной фабрики «Уртак» на ул. Былбаса. Когда-то здесь производили мармелад и ирис. Говорят, сладости на этой фабрике были очень вкусными. Дом № 36 фигурирует в сериале «На солнечной стороне улицы», как визитная карточка Ташкента. Гуляя по окрестностям, можно увидеть дом, в котором в советские времена жили семьи военных, дверь в нём не менялась сто лет — она закрыта наглухо. А ведь когда-то это было красивое парадное крыльцо.

 

 

Также можно увидеть остатки старого тротуара. В русской части старого Ташкента тротуары были вымощены кирпичом. Просуществовали такие тротуары практически до конца 50-х годов прошедшего столетия, когда одновременно с массовым асфальтированием булыжных мостовых были покрыты им и тротуары. Сейчас многие здания выкуплены, отремонтированы, перестроены, а то и вовсе построены заново. Например, под кафе «Фаэтонъ», на перекрестке переделаны несколько домов. Ильхом-ака, который работает в магазине напротив своего дома, рассказывает, что в 1986 году он получил квартиру в доме № 18. Улица была построена до 1910 года, и называлась Былбаса, потом Шералиева, а сейчас называется 5-й проезд Ниёзбекова. Дома на бывших улицах Каблукова, Энгельса, Урицкого и Обсерваторской построены примерно в одно время, с разницей в 10 лет с древнейшими зданиями Ташкента такими, как Дворец князя Романовых, мужская и женская гимназии (ныне здание Юридического института) и так далее.

«В нашем доме в XX веке жил военный, человек состоятельный, приближённый к князю Романову, и часто его навещавший. Ныне двор, в котором живет около 10 семей, был полностью его резиденцией. Во дворе, за большими воротами, находился основной дом генерала длиной около 20 метров и высотой в 4,5 метра, фаэтон и конюшня, прачечная и домик для обслуживающего персонала. Во времена постройки этих домов, улица была окраиной города, ведь тогда (до 1900 года) центром был старый город, ныне район Чорсу. А на нашей и соседних улицах, у богатых людей было что-то вроде загородного посёлка, его так и называли — "дворянское гнездо“. Развлекаться знатные особы ездили в современный Дом радио, что на сквере, там у них был театр и клуб. Затем, после революции 1917-го года, всё имущество генерала было отдано бедным, бывшим крестьянам, двор стал общим, а резиденция была разделена на отдельные комнаты. Более чем за сто лет старых жителей уже не осталось, хотя жили и их предки, но сейчас и их уже нет. Соседний дом как был частным, так им и остался, когда-то в нём был ведомственный дом Главташкентстроя. А дальше жил богатый армянский купец. Сейчас многое изменилось, многие дома на бывшей улице Каблукова снесли в конце девяностых годов, когда строили дорогу».

Акбар Алиев, живущий в доме № 18/20 более 20 лет, рассказывает, что его дом в своё время построил богатый российский купец Жемчужников, человек очень прогрессивного направления.
На 2-ом этаже он открыл гимназию, тогда она называлась русско-туземной школой. Потом дом конфисковали в пользу государства. «После него в этом доме жило много людей, простых граждан таких же, как я. Я сам получил квартиру по обмену. На улице Кренкеля, в доме № 5 проживала элита. Здесь жил бывший генеральный секретарь Узбекской КПСС — Шараф Рашидов, сейчас эта улица как раз называется его именем — Шарафабад. Затем в 60-е годы ему дали другую квартиру, тем не менее, факт остается фактом. Сейчас в его бывшем жилище находится Республиканское общество инвалидов. А в следующем, после ветеринарной лечебницы, доме, во время войны, жил Хамид Алимджан и его супруга Зульфия. Сейчас в том доме живут несколько семей, в числе которых был и его племянник, но, к сожалению, недавно в силу возраста он ушёл из жизни. Также на нашей улице Узбекфильмом был снят сюжет фильма о 30-х годах, про большевиков и о партийных кадрах тех времён». 

Вера Прокоповна Олейниченко, из дома № 21 говорит, что эти дома были построены ещё до революции, в 1912 году.
«Тут жила бабушка, которая умерла в 92 года, она рассказывала, что соседний двор, через дорогу, был постоялым. Уставшие путники там оставляли и кормили лошадей, а 2-х этажный дом был как гостиница. Мне дали эту комнату от МВД, тогда даже номеров у квартир не было. Я послевоенный человек, родилась в 46-м году, люди здесь часто менялись, а пожилых почти не было, все почти уехали или умерли давно. Сейчас в нашем доме дали квартиру молодым людям из детского дома, у них уже двое детишек, а другие соседи — квартиранты».

Другая жительница — Вера Александровна, проживает в двухэтажном доме № 18/20, который в начале прошлого века был женской гимназией.
«Жили здесь в 30-40-е годы сёстры-близняшки, Жемчужниковы, одну звали Ольга Владимировна, а вторую — Татьяна Владимировна, они были последними из потомков владельцев этого дома. Из всего жилища, которым владели их предки, им дали 2 комнаты. Они работали преподавателями в гимназии, а потом — в школе».

 


Эти улицы, как параллельные миры, где остался жив и невредим старый Ташкент. Он существует, свободный от кича и алюкобонда, пыльный Ташкент со своими арыками, акациями, чинарами и скверами со старым парком.

ACE Creative Studio
Design House
Смотрите также:
Джонатан и факты
Дизайн

Джонатан и факты

10 фактов о дизайнере Джонатане Адлере.

Архиличность: Елена Терина
Индустрия

Архиличность: Елена Терина

Блиц-интервью с дизайнером Еленой Териной.

Архиместо: Чайкоф
Архисегодня

Архиместо: Чайкоф

Чем примечательна кофейня «Чайкоф» на Шота Руставели.

Авторитетный раритет
Архисегодня

Авторитетный раритет

Влад Заманов об апсайклинге, предметах интерьера как инвестициях и комиссионках.

Архиместо: кафе Stories
Архисегодня

Архиместо: кафе Stories

Рассказываем о дизайне городского кафе нового формата — Stories.

Строить из себя
Индустрия

Строить из себя

LEGO предлагают отказаться от живых цветов в пользу пластиковых.

Дома с модой
Архисегодня

Дома с модой

Дома Карла Лагерфельда с модой и без.

Дом книг
Дизайн

Дом книг

Самая прогрессивная библиотека в мире.

Архиличность: Бобир Клычев
Социум

Архиличность: Бобир Клычев

Блиц-интервью с архитектором Бобиром Клычевым.