Archikultura

Архивчера

Земля Отцов

Старый город в Ташкенте имеет многовековую историю. Журнал Archikultura совместно с архитектором Наби Агзамовым и институтом «Стрелка» подготовил фотопроект, который показывает Старый город и его неповторимый шарм изнутри.
В средние века в результате многократного использования пергаментов на манускриптах оставались видимые слои старого текста: этот эффект называется палимпсест. Архитекторы и историки часто используют этот термин при описании истории городов. Палимпсест можно видеть в городах, которые развивались через многократные поколения, оставившие следы своей культуры. Старый город Ташкента можно считать одним из таких мест.

Многие наслышаны о мечетях Старого города, построенных в XV-XVI веках, но не многие имели удовольствие пройтись по махаллям, обнимающим Хаст Имам с севера, востока и запада. Эти переулки являются примером досоветской и доколониальной ташкентской застройки, в которой живут семьи в течение многочисленных поколений. 

Через махаллю на севере от мечети протекает ручей, и дома, расположенные у реки, имеют приятное преимущество: это место одно из немногих в Ташкенте, где вода — не просто часть ландшафта, она доставляет необходимую прохладу суровым ташкентским летом. Здесь дети скрываются от жары, топчаны простираются с берега на берег, балкончики нависают над водой и тропы ведут вдоль течения. Бороться с высокой температурой помогает не только ручей, но и глиняные дома, которые умеют хранить температуру внутри, в отличие от застройки остального города, утопленного в бетоне и асфальте. 
Земляной или глиняный метод строения, также известный как пахса, развивался в этом регионе в течение многих веков. С глиной легко и быстро работать, она имеет высокую термальную массу. Днём за пахсой прохладно, а ночью тепло. После появления индустриальных материалов, таких, как бетон, кирпич и сталь, пахса вошла в разряд устаревших методов и более того — считалась непрестижным способом строения. Со временем это отношение распространилось на людей, которые жили в домах, построенных из глины. 

Несмотря на несколько снисходительное отношение высокоэтажного Ташкента к Старому городу, у этих махаллей есть скрытый потенциал. Это не просто маленькие улицы с одноэтажными домами, а пример традиционной структуры узбекского общества. Сохранение этого района может принести социальную, экономическую и экологическую пользу всему Ташкенту. Эти дома — как отпечатки древности, которые наши предки наносили на городской ландшафт. 

Понятие о сохранении архитектурного наследия часто ассоциируется со спасением того или иного здания от сноса. И действительно, до недавнего времени это было именно так. Сегодня это понятие включает в себя сохранение окружающей среды, местной экономики и самое главное — благополучие всех слоёв общества. Этот процесс может осуществляться через создание комитета по историческим зонам, который работал бы вместе с городом, для распознавания преимуществ районов наподобие Старого города.
На данный момент в Ташкенте происходит очередной строительный бум, город развивается темпами, сравнимыми только с серединой прошлого века. Все слышали, что столица была разрушена во время землетрясения и перестроена всем Союзом, хотя немногие знают о том, что план по реконструкции города уже был в процессе разработки до 1966 года. 

 

 

Некоторые махалли, пережившие землетрясение, были снесены, чтобы освободить место для новых районов. Перерождение — одна из естественных стадий развития города: этот процесс зачастую приносит много положительного, а также становится важным поводом начать диалог о грядущих переменах. Сохранение городского архитектурного наследия должно стать частью этого диалога.

Design House
ACE Creative Studio
Смотрите также:
Джонатан и факты
Дизайн

Джонатан и факты

10 фактов о дизайнере Джонатане Адлере.

Архиличность: Елена Терина
Индустрия

Архиличность: Елена Терина

Блиц-интервью с дизайнером Еленой Териной.

Архиместо: Чайкоф
Архисегодня

Архиместо: Чайкоф

Чем примечательна кофейня «Чайкоф» на Шота Руставели.

Авторитетный раритет
Архисегодня

Авторитетный раритет

Влад Заманов об апсайклинге, предметах интерьера как инвестициях и комиссионках.

Архиместо: кафе Stories
Архисегодня

Архиместо: кафе Stories

Рассказываем о дизайне городского кафе нового формата — Stories.

Строить из себя
Индустрия

Строить из себя

LEGO предлагают отказаться от живых цветов в пользу пластиковых.

Дома с модой
Архисегодня

Дома с модой

Дома Карла Лагерфельда с модой и без.

Дом книг
Дизайн

Дом книг

Самая прогрессивная библиотека в мире.

Архиличность: Бобир Клычев
Социум

Архиличность: Бобир Клычев

Блиц-интервью с архитектором Бобиром Клычевым.