Archikultura

Интервью

Чертить — не строить

Рамчандра Кхативада (Ramchandra Khatiwada) - директор московского офиса британской строительной компании Chapman Taylor. В сотрудничестве с Mirabad Avenue бюро реализует проект премиум-комплекса в Ташкенте. По просьбе Archikultura, господин Кхативада раскрывает сущность понятия архитектуры.

Сотрудничать с Chapman Taylor я начал в 1999 году с реконструкции железнодорожных вокзалов в Южной Англии. Затем, после модернизации шестидесяти станций я переключился на аэропорты.

Самый невероятный проект - он же один из последних – строительство нового пятого терминала аэропорта Хитроу. С самого первого дня на этом грандиозном объекте было задействовано свыше 200 человек! По решению заказчиков, одновременно под одной крышей работали и проектировщики, и поставщики, и строители. Думаю, что для любого архитектора проекты такого размаха большое событие.

Выбор моей профессии определился уже в отрочестве, когда я жил в Гонконге. Как и десятки лет назад, сегодня Гонконг и Сингапур – это гигантские строительные площадки. Работа там кипит каждый день по 24 часа в сутки. В усиленном темпе возводятся супервысокие здания. Все это поражало меня, и в итоге предопределило выбор моей профессии.

Разница между объектами социальной значимости, о которых я говорил выше, и жилыми комплексами достаточно велика. У каждой страны и у каждого заказчика существуют свои специфические требования, которые зависят от множества факторов, в том числе - ландшафта, традиций и культуры народа.

Я не могу назвать никого, кто мог бы конкурировать с Chapman Taylor на территории СНГ. Более того, в связи с недавним экономическим кризисом, который в первую очередь, негативно отразился на рынке недвижимости в мировом масштабе, многие компании свернули свою деятельность. В частности, в России был ряд крупных застройщиков, но они ушли. 

Нужно всегда думать о людях, которые будут жить или работать в этих зданиях. Это простая истина, но к сожалению не все проектировщики ее учитывают. Ссылаясь на свой опыт, могу сказать, что угодить всем - сложная задача. Время вносит свои коррективы и требования. И то, что лет двадцать назад нам казалось чем-то вон выходящим, сегодня может рассматриваться совсем иначе. Ситуация постоянно меняется и наша задача - смотреть на долгосрочную перспективу, заботясь, в первую очередь, о многофункциональном комфорте для людей.

«Дать четкое определение понятию архитектура сложно. Это также бесконечно, как философские размышления о смысле жизни.»

Трудности я бы назвал задачами. В контексте проекта их ставят не только заказчики. И мы, в свою очередь, тоже ставим планку, стараясь добиваться определенного уровня. Но, наверное, трудней всего для нас, когда заказчики не понимают архитекторов. Потому что очень сложно объяснить почему какие-то вещи должны быть так, а не иначе. Здесь всегда много субъективных моментов, в том числе и художественных. Объективные вещи могут понять многие, а вот субъективные – далеко не все. И здесь, на мой взгляд, нужно полагаться на архитектора больше и доверять ему.

Как правило заказчики достаточно точно знают, чего они хотят. Наша задача – правильно понять и грамотно интерпретировать их желания. Думаю, единственный минус - это когда заказчики не стараются вникать в процесс проектирования. Часто нам самим приходится принимать решения. Потому что есть вопросы, на которые заказчики зачастую не в состоянии дать ответа, мотивируя тем, что они не специалисты. И если в проекте чего-то не хватает, мы всегда говорим о недостатках. Понятно, что зачастую заказчики — это частные девелоперы, у них есть свои амбиции и коммерческие интересы, но мы, архитекторы, должны больше думать о людях.

Определить точное понятие архитектуры – все равно, что найти смысл жизни. Люди веками пытались дать определение этому термину, и мне кажется, что однозначного вывода до сих пор нет. На мой взгляд, мы имеем дело с абстрактными и размытыми понятиями. В частности, для меня существуют три составляющих: а – это форма конструкции, б – она имеет конкретную функцию. Но если их соединить воедино – то получится архитектурное сооружение. Чего не хватает – это красоты. Но красоту до сих пор не смог определить никто. И когда они соединяются, создается архитектура.

Проработав много лет в России и в СНГ, и выучив русский язык, я неплохо узнал эти страны и их культуру. И мне всегда хотелось перенести наш западный опыт на это пространство. Возможно это и есть основная моя миссия.

Я никогда раньше не видел такого города, как Ташкент. Это очень чистый, аккуратный и просторный город. Он отличается от других больших городов. Меня заинтриговало то, что здесь большое количество малоэтажных зданий и я был невероятно удивлён,когда увидел Ташкент летом. Этот город буквально утопает в зелени. Я уверен в том, что здесь есть огромная перспектива для будущего развития.

ACE Creative Studio
Design House
Смотрите также:
Джонатан и факты
Дизайн

Джонатан и факты

10 фактов о дизайнере Джонатане Адлере.

Архиличность: Елена Терина
Индустрия

Архиличность: Елена Терина

Блиц-интервью с дизайнером Еленой Териной.

Архиместо: Чайкоф
Архисегодня

Архиместо: Чайкоф

Чем примечательна кофейня «Чайкоф» на Шота Руставели.

Авторитетный раритет
Архисегодня

Авторитетный раритет

Влад Заманов об апсайклинге, предметах интерьера как инвестициях и комиссионках.

Архиместо: кафе Stories
Архисегодня

Архиместо: кафе Stories

Рассказываем о дизайне городского кафе нового формата — Stories.

Строить из себя
Индустрия

Строить из себя

LEGO предлагают отказаться от живых цветов в пользу пластиковых.

Дома с модой
Архисегодня

Дома с модой

Дома Карла Лагерфельда с модой и без.

Дом книг
Дизайн

Дом книг

Самая прогрессивная библиотека в мире.

Архиличность: Бобир Клычев
Социум

Архиличность: Бобир Клычев

Блиц-интервью с архитектором Бобиром Клычевым.