Archikultura

Интервью

О, мой VOGUE

 Спустя два года после первого интервью с Женей Ким для Archikultura мы решили вновь встретиться, чтобы узнать, каких высот она успела достичь.

— Расскажи, что произошло в твоей жизни за прошедшее время?

— Я сделала перерыв и почти полтора года не выпускала основные коллекции, поэтому всё это время находилась в Узбекистане. Долго приходила в себя и пыталась понять, хочу ли заниматься дизайном одежды дальше. Потом познакомилась с вышивальщицами и красильщицей тканей, и всё завертелось. Они меня вдохновили. Создала новую коллекцию и вот недавно презентовала её в Париже. Я стала номинантом на премию конкурса Woolmark Рrize, широко известном такими победителями, как Карл Лагерфельд и Ив Сен Лоран, выиграла грант от Британского Совета, попала в рейтинг Forbes Russia «30 до 30», а главное — смогла рассказать об истории советских корейцев через коллекцию, которую опубликовали в VOGUE США. Главным я это считаю не потому, что это VOGUE, а потому что люди интересуются нашей историей, в том числе благодаря моему бренду и команде, которая меня поддерживает. Кстати, эту съемку мы делали в Ташкенте с локальным фотографом Хасаном Курбанбаевым и продюсером Мишей Кужель, а фотографировали мы девочек из хореографического училища.

ПОКА ЖИЛА В УЗБЕКИСТАНЕ, БОЛЬШЕ УЗНАЛА О ПРИКЛАДНОМ ИСКУССТВЕ И ИНТЕГРИРОВАЛА ЕГО В КОЛЛЕКЦИЮ, ПРЕЗЕНТАЦИЯ КОТОРОЙ ПРОШЛА В ПАРИЖЕ.

— В этом году ты снова вернулась в Узбекистан, чтобы поработать над коллекцией и провести здесь съёмку лукбука. Расскажи о лейтмотивах этой коллекции.

— Больше всего меня волнует то, что красота и ценность приданого исчезает на глазах. Бережно хранимые раньше в старинных сундуках винтажные вещи и ткани, элементы интерьера – всё это выбрасывается, а на замену приходят пластиковая мебель а-ля красное дерево, дешёвые синтетические жаккардовые ткани для курпачей и «напечатанные» адрасы для платьев. Особенно досадно сознавать, что некоторые вещи, которые меня вдохновляли, которые несут в себе историю, глубину, в которые вложена душа, вызывают неприятие и стыд у местного населения. В их глазах это является старьем и признаком бедности.

БОЛЬШЕ ВСЕГО МЕНЯ ВОЛНУЕТ ТО, ЧТО КРАСОТА И ЦЕННОСТЬ ПРИДАНОГО ИСЧЕЗАЕТ НА ГЛАЗАХ.

— Расскажи, пожалуйста, в каких городах и шоурумах сегодня представлен твой бренд. Где наиболее активны продажи?

— Наиболее активные продажи, конечно, в Москве, так как здесь меня хорошо знают. Бренд также представлен в Нью-Йорке, а недавно мы получили подтверждение от магазина в Торонто и ждём ещё одного от магазина в Лондоне.

— Люди из Узбекистана приобретают твою одежду?

— Кажется, нет. Я не знаю, кто покупает в магазинах, но лично мне клиенты из Узбекистана не писали. Одна из самых моих преданных клиенток как раз из Ташкента, но давно живёт в Москве.

— Что сегодня тебя вдохновляет?

— Мой главный источник вдохновения — это моё происхождение. Я очень хочу создать национальный костюм советских корейцев, долго изучаю эту тему. Подпитывают меня походы в музеи, путешествия, и, конечно, разговоры с интересными творческими людьми, национальные костюмы разных народов, знакомства с маленькими культурными группами.

ВО ВРЕМЯ СЪЁМКИ НАМ ПРИШЛОСЬ ЕЩЁ ИМПРОВИЗИРОВАТЬ И СТУЧАТЬСЯ В ДОМА. ЧАЩЕ ВСЕГО НАС ПРИНИМАЛИ ОЧЕНЬ РАДУШНО.

—А твоё предложение о сотрудничестве? Как удалось найти такой аутентичный интерьер для съёмок?

— По-разному реагировали. Большинство с ин- тересом, некоторые с опаской. С поиском локаций мне помогла Камилла Ахмедова, она лучше зна- ет город и лучше понимает, как правильно здесь общаться с людьми. Во время съёмки нам при- шлось ещё импровизировать и стучаться в дома. Чаще всего нас принимали очень радушно. Ребята из съёмочной команды (а они были из Москвы) очень удивлялись, что хозяева впускали компанию стран- ных людей к себе в дом.

— Почему снимать лукбук ты пригласила именно Женю Шишкина (известный российский фотохудожник, снимающий на плёнку, - прим. ред.)?

— Потому что он профессионал и очень талантливый. Я работаю с ним уже почти три года, и он меня никогда не подводил. Женя считается одним из самых лучших фотографов в России.

— Чьё признание твоей работы наиболее значимо, важно, приятно?

— Важнее всего для меня признание людей, которых я считаю талантливыми.

За время подготовки номера в печать у Жени открылись персональные корнеры в магазинах Кувейта и Нью-Йорка, а также появился первый покупатель из Узбекистана.

ACE Creative Studio
ACE Creative Studio
Смотрите также:
Джонатан и факты
Дизайн

Джонатан и факты

10 фактов о дизайнере Джонатане Адлере.

Архиличность: Елена Терина
Индустрия

Архиличность: Елена Терина

Блиц-интервью с дизайнером Еленой Териной.

Архиместо: Чайкоф
Архисегодня

Архиместо: Чайкоф

Чем примечательна кофейня «Чайкоф» на Шота Руставели.

Авторитетный раритет
Архисегодня

Авторитетный раритет

Влад Заманов об апсайклинге, предметах интерьера как инвестициях и комиссионках.

Архиместо: кафе Stories
Архисегодня

Архиместо: кафе Stories

Рассказываем о дизайне городского кафе нового формата — Stories.

Строить из себя
Индустрия

Строить из себя

LEGO предлагают отказаться от живых цветов в пользу пластиковых.

Дома с модой
Архисегодня

Дома с модой

Дома Карла Лагерфельда с модой и без.

Дом книг
Дизайн

Дом книг

Самая прогрессивная библиотека в мире.

Архиличность: Бобир Клычев
Социум

Архиличность: Бобир Клычев

Блиц-интервью с архитектором Бобиром Клычевым.